Что это, если не «бархатное» политическое преследование в уголовно-процессуальной упаковке...

ЕРЕВАН, 8 АВГУСТА, 24News

15

Бывший министр обороны Армении Давид Тоноян выступил с заявлением:

«13 августа вступит в силу закон «О внесении изменений и дополнений в закон «Об обороне», в котором, в числе прочего, в качестве ранее отсутствовавшей законодательной нормы, правительством Армении определен порядок накопления, эксплуатации (расхода) вооружения, военной техники и других материально-технических средств военного значения на основании определения норм и сроков эксплуатации, а также утверждения норм и сроков накопления и эксплуатации (расхода) вооружения, военной техники и других материально-технических средств.

Мне и другим фигурантам уголовного дела предъявлено обвинение в том, что в декабре 2018 года, зная о истечении календарных сроков в соответствии с директивой главнокомандующего Вооружением ВВС России № 296 от 06.02.2018 г. .1999 г. на момент поставки закупленных ракет... мы приобрели ракеты, не соответствующие требуемым стандартам.

Службе нацбезопасности и генпрокуратуре Армении, в частности, начальнику СНБ и главе следственного управления, руководителю следственной группы, генеральному прокурору и его заместителю, в ходе предварительного следствия, из ответа на запрос, сделанный ими в спецслужбу страны-партнера, было ясно о сроках эксплуатации и технического обслуживания ракет по состоянию на 2018 год, о чем, я уверен, был проинформирован и премьер-министр Армении. Учитывая вышеизложенное, они оставили в силе выдвинутые против меня обвинения.

В качестве пояснения отмечу, что любое государство обязано принимать правовые акты относительно условий и сроков хранения и эксплуатации боеприпасов, находящихся в его арсенале. При отсутствии последнего принято «обычно» руководствоваться правовыми нормами, действующими в стране-производителе, что должно быть принято нормативным актом (распоряжением) Республики Армения, чего в этом случае не было сделано.

Если возникает вопрос, почему вышеизложенное не делалось в течение 30 лет, то отмечу, что в РА отсутствуют стандартизационные, метрологические и промышленные возможности для самостоятельного определения сроков хранения ракет, определенных изменениями и дополнениями в Закон РА «Об обороне», а для определения вышеизложенного на законных основаниях, даже после принятия вышеназванных регламентов, опять будут ссылаться на регламенты стран-производителей боеприпасов или будут копировать их.

Министерство обороны РА предприняла попытку исправить законодательное несовершенство путем образования комиссий, и в результате соответствующей работы, проделанной одной из них, в 2016 году по приказу министра обороны РА срок хранения и эксплуатации однотипных ракет был продлен еще на 10 лет.

В какой степени новые правовые нормы, содержащиеся в законе РА "Об обороне", и остальные факты относятся к предъявленному мне обвинению, когда не было правового акта, определяющего сроки хранения ракет в РА на период приобретения ракет? В данном случае была применена аналогия, основанная на установленном страной-производителем регламенте о том, что срок хранения ракет установлен на 30 лет, а также прецедентная практика продления сроков однотипных ракет по заказу на основании решения министра обороны РА от 2016 г.

К сказанному добавляется и факт непредоставления ни копейки за фактически подаренные ракеты и в этих условиях предъявленное мне обвинение в растрате, а также проведение 8 судебных заседаний всего по 2,5 часа за 10 месяцев, причем за последние 4 месяца не проводилось ни одного судебного заседания.

Что это, если не «бархатное» политическое преследование в уголовно-процессуальной упаковке...

В завершение хотел бы отметить, что, помимо возбуждения уголовного дела в суде, я также намерен принять соответствующие меры по возбуждению уголовного дела в соответствии с новым уголовно-процессуальным законодательством в защиту своих прав».

Видео